Об авсене, таусене и еще одной загадке владельческого знака
thumb image

 

Приближается празднование Нового года, канун которого имел раньше свои названия.

  • «Как священный канун Рождества Христова у поселян в разных краях России называется Коледою, так канун Нового года – то Васильевым вечером, или богатым вечером, то Авсенем, Овсенем или Усенем, Говсенем, Бауценем и Таусенем <...> В это время ходят по домам крестьянские дети поздравлять хозяев песнями, а в предвестие урожая бросают из лукошка или рукавицы несколько зерен разного хлеба, особенно овса, кои собираются старухами до весеннего сева».

Это описание мы находим в монографии «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» И. М. Снегирева, которую по праву называли энциклопедией народной жизни. Рассуждая об истоках праздников, ученый прибегал к лингвистическому анализу, ища родственные корни в названии праздников других народов, вписав их в широкий общемировой культурный фон. Этот подход будет развит потом в работах ученых мифологической школы А. Н. Афанасьева и А. А. Потебни. «После трудов И. М. Снегирева стало ясно, что славянские и, в частности, русские праздники не менее древни, чем сохранившиеся у народов Европы или у древних греков и римлян, индусов и персов, и что они имеют собственное место в истории мировой культуры. <...> ...сегодня всё более выясняется, что русские и славянские праздники – одни из самых архаичных, что в них присутствуют элементы ритуалов, дошедшие до нас чуть ли не с палеолитической эпохи <...>». И «основы для развития этого знания» заложил именно И. М. Снегирев1.

Но мы обратились к знаменитому труду фольклориста и этнографа, члена-корреспондента Санкт-Петербургской академии наук Ивана Михайловича Снегирева (1793–1868) не потому, что приближается один из любимейших народных праздников, и даже не потому, что первое издание этой книги, вышедшее в 1837–1839 гг. в Москве, хранится в нашей библиотеке (точнее – второй из четырех ее выпусков). Наше внимание привлекла монограмма с изображением переплетенных инициалов «А.А.», которая оттиснута на нижней части корешка этой книги. Работа с различными источниками над расшифровкой монограммы с большой степенью вероятности позволяет нам раскрыть имя ее владельца. Инициалы эти, скорее всего, принадлежат четвертому сыну императора Александра II – великому князю Алексею, который (как и каждый из августейших особ) имел свою библиотеку2.

Алексей Александрович (1850–1908) с рождения предназначался к военной службе и был зачислен дедом, императором Николаем I, в списки Морского Гвардейского экипажа, а свои морские путешествия начал с шестилетнего возраста. Последующие плавания великого князя по Балтийскому, Северному и Средиземному морям, а также кругосветное, носили научный, политико-экономический и стратегический характер.

     

За служение отечеству Алексей Александрович получил множество российских и иностранных наград. Хотя отношение его к службе в последней своей должности главного начальника флота и морского ведомства вызывало неоднозначные оценки его современников. К части решений великого князя негативно относился, например, государственный и политический деятель С. Ю. Витте, хотя и считал его честным, благородным и прямым человеком. Алексея Александровича обвиняли в «скромных» познаниях морского дела, в злоупотреблениях во вверенном ему ведомстве, приведших к Цусимскому разгрому русского флота во время войны с Японией. Вскоре после этого поражения великий князь уехал в Париж, уволившись со всех своих должностей3.

В истории России Алексей Александрович оставил также свой след как покровитель и попечитель нескольких обществ, в числе которых Общество содействия русской промышленности и торговли, Общество поощрения торговли и промышленности, Общество попечения о бедных армейского и флотского духовенства, Императорское общество покровителей балета, Речной яхт‑клуб. Великий князь являлся также почетным членом конференции Николаевской Морской академии и почетным попечителем Морской офицерской библиотеки во Владивостоке4.

Имел великий князь и свое книжное собрание, которое располагалось в построенном для его в 1884–1885 гг. роскошном Алексеевском дворце на набережной реки Мойки. Этот один из красивейших дворцов Санкт-Петербурга в наши дни включен в перечень памятников истории и культуры Российской Федерации и доступен для посещения – в нем расположился санкт-петербургский Дом музыки. Ворота и другие входные группы дворца до сих пор украшены монограммами великого князя.

   

Библиотека дворца занимала скромно отделанное помещение, сплошь заставленное узкими дубовыми шкафами. В них хранились книги по истории и морскому делу, в том числе исторические атласы, издания о мореплаваниях и путешествиях, описания российских губерний, статистические издания и т. д., поступившие в качестве дара из Императорских библиотек, а также выписанные из Англии и других стран5. После 1918 г. книжное собрание великого князя было национализировано и передано Госиздату, впоследствии распределившему его по стране. Одна из книг (которая, скорее всего, изначально тоже хранилась в Алексеевском дворце) волею судьбы оказалась в Национальной библиотеке Удмуртии. На инвентарный учет она была поставлена в 1933 г., но непосредственный источник поступления нам выявить не удалось.

Переплет книги, на корешке которой оттиснута монограмма Алексея Александровича, можно смело отнести к шедеврам переплетного искусства. Вероятно, он был изготовлен в известной в те времена мастерской Александра Шнеля, в которой многие августейшие особы переплетали книги для своих библиотек6. Обращает на себя внимание бумага издания, на которой видны едва различимые филиграни – свидетельства изготовления ее ручным способом.

 

 

Во второй выпуск книги И. М. Снегирева «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» (1838 г.) вошли описания зимних праздников – святок, авсеня и масленицы. После выхода в свет всего труда Академия наук присудила его автору Демидовскую премию, которая с 1832 г. вручалась ученым, внесших выдающийся вклад в развитие наук, а император Николай I, по свидетельству ряда источников, подарил исследователю бриллиантовый перстень.

Праздники, описанные в книге И. М. Снегирева, ведут свое начало из глубокой древности, но многие их традиции живы и в наши дни, а работа фольклориста и этнографа XIX века продолжает вызывает интерес современного читателя, о чем свидетельствуют и многочисленные переиздания (книгу в настоящее время предлагает не один интернет-магазин), и наличие ее в электронных библиотеках.

               

____________________

1 Акимова Л. И. Предисловие // Снегирев И. М. Русские простонародные праздники и суеверные обряды : Ч. 1. – М. : Сов. Россия, 1990. С. 8–9. (В помощь клубному работнику; № 11. Русская мифология. Вып. 2).

2 Дуров В. А. Книга в семье Романовых. – М., 2000. – 178 с. (Культурное наследие России).

3 О полной контрастов и противоречий судьбе великого князя см.: Белякова З. И. Великий князь Алексей Александрович. За и против. – С.‑Пб., 2004. – 230 с. В этом богато иллюстрированном издании использованы архивные фонды.

4 Кузьмин Ю. А. Алексей Александрович // Кузьмин Ю. А. Российская императорская фамилия (1797–1917) : биобиблиографический справочник. – С.‑Пб., 2021. С. 114–117.

5 Малинина Т. А. Дворец великого князя Алексея Александровича / Т. А. Малинина, Т. Э. Суздалева. – С.‑Пб., 1997. – 192 с. (Знаменитые здания Санкт-Петербурга). С планами дворца можно также познакомиться, пролистав семитомную «Архитектурную энциклопедию второй половины XIX века» известного архитектора и издателя Б. В. Барановского.

6 См.: Переплеты и переплетчики. – Текст : электронный // Библиофил Патефоныч : некоммерческий сайт. – URL: https://biblpatefonh.narod.ru/info92.html?ysclid=lm8wlnae3a333378504 (дата обращения: 12.10.2023).

3 255 посетит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *