Медуза-Горгона, «Олеся» и медальон-портрет Гоголя в Риме (заметки на полях новой книги о художниках Сведомских)
thumb image

 

У старых ижевских библиографов-краеведов в запасе всегда был один аргумент, которым они пользовались, разъясняя наиболее спорные моменты при сборе и обработке информации, – и тогда сразу всё вставало на свои места: объектом краеведения является и тот уроженец или житель края, который никогда в свой деятельности не соприкасался с тематикой родной местности. А занимался чем угодно – например... исследованиями Древнего Рима.

Древний Рим мы упомянули не случайно, а в связи с выходом в 2021 г. в сарапульском издательстве «Алмаз-Принт» научно-популярной монографии Надежды Изместьевой «Александр Александрович и Павел Александрович Сведомские». Первая в Удмуртии книга о братьях-художниках открыла новую книжную серию «Искусство Прикамья», логотипом которой стал фрагмент картины П. А. Сведомского «Прибой» (1880‑е гг.) из собрания Сарапульского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.

     

В судьбе обоих братьев, уроженцев Санкт-Петербурга, кроме Италии, был и уездный Сарапул Вятской губернии, и родовое имение под Сарапулом – Михайловский винокуренный завод Пермской губернии (ныне Музей-усадьба Сведомских в селе Завод Михайловский Чайковского района Пермского края).

Александр (1848–1911) и Павел (1849–1904) Сведомские, названные их современниками «русскими итальянцами» (по месту жительства обоих братьев в Риме – «не бессмертном, но вечном»1), работали в жанре исторической картины в стиле позднего академизма2. Римская империя с ее античной мифологией и этнографией быта была одной из ведущих тем в их творчестве.

Библиографические ссылки в «Примечаниях» книги Н. Н. Изместьевой очень интересны – и как творческая лаборатория автора, и как дополнительный материал для самостоятельного изучения темы любознательным читателем. Однако, ввиду неисчерпаемости и глубины этой темы, в книгу не вошли некоторые другие библиографические источники. О них и хотелось бы упомянуть.

 

К картине Павла Сведомского «Медуза»
(1882. Государственная Третьяковская галерея, Москва)

«Загадочный образ Медузы не случайно впечатлил Павла Третьякова3, купившего картину для своего художественного собрания, – разъясняет Н. Н. Изместьева. – Мифология Медузы привлекала внимание художников и скульпторов во все времена. Ее образ был введен в культурный контекст еще в древности. Античными мастерами был создан эталон его решения – Медуза-чудовище, чаще в виде отрубленной головы в руке героя Персея, или в виде маски на щите (росписи на аттических вазах представляют воинов, вооруженных щитами с изображением Медузы)» (с. 80).

Известность древнего античного мифа о Медузе подтверждают и археологические находки на территории бывшего Советского Союза. В статье ленинградского искусствоведа, заведующей в 1965–1979 гг. отделом античного мира Государственного Эрмитажа Ксении Горбуновой (1923–1979), – «Глубокая чаша с масками Медузы-Горгоны» – приведено редкое архаическое изображение маски (датировка: последнее десятилетие VI в. до н. э.) на килике (древнегреческом сосуде на низкой ножке), относящееся к раннему периоду греческой колонизации в Северном Причерноморье. Фрагменты и мелкие обломки сосуда были найдены соответственно в 1968‑м и 1969‑м гг. на острове Березань4, что в Черном море. Сходная по стилю чаша с изображением маски Медузы-Горгоны во всю ширину сосуда хранится в Одесском государственном археологическом музее5.

   

 

В повести выдающегося русского писателя Александра Куприна (1870–1938) «Олеся» (1898–1899) описывается двойное восприятие картины П. А. Сведомского «Медуза» – через воспоминание рассказчика от впервые увиденной картины в галерее и путем сравнения живописной героини с «хорошенькой полесской ведьмой» Олесей из Волынской губернии:

  • Ее тонкие брови вдруг сдвинулись, глаза в упор остановились на мне с грозным и притягивающим выражением, зрачки увеличились и посинели. Мне тотчас же вспомнилась виденная мною в Москве, в Третьяковской галерее, голова Медузы – работа уж не помню какого художника. Под этим пристальным, странным взглядом меня охватил холодный ужас сверхъестественного.
    – Ну полно, полно, Олеся… будет, – сказал я с деланным смехом. – Мне гораздо больше нравится, когда ты улыбаешься, – тогда у тебя такое милое, детское лицо6.

       

Нельзя обойти вниманием и один библиографический казус. В сборнике произведений А. И. Куприна (не будем уточнять, каком, скажем только, что он издан в 1990‑е гг. и предназначен для изучения в школе) в комментарии к «Олесе» читаем: «Картина “Медуза” художника П. А. Неведомского (1845–1904), написанная по мотивам мифологического сюжета о Медузе Горгоне». К огромному сожалению и досаде, налицо искажение и фамилии, и года рождения художника.

 

К медальону-портрету Николая Гоголя работы Павла Сведомского в Кафе Греко
(Рим, Италия)

Великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь (1809–1852) был завсегдатаем популярного старинного римского Кафе Греко (основано в 1760 г. греком Николаем Делла Маддалена). При жизни Гоголя в числе посетителей кофейни было немало русских путешественников.

  • В двух тесных зальцах кафе «Греко», где собираются русские, всегда слышна русская речь. Тут видны шляпы художников, газовый шлейф какой-нибудь кочующей барыни, попадается и эполет. За мраморными столиками сидят и пьют кофе, курят, рассматривают висящие на стенах картины все, кому угодно, и разговор ведется вольный, небрежный и вольнодумный – не то что в петербургских кондитерских, где слышен только стук биллиарда да крики хозяина на слугу да лежат на покрытых немаркими скатертями столах оттиски «Северной пчелы»7.

Историк и литературовед, краевед-урбанолог, один из организаторов экскурсионного дела в СССР Николай Павлович Анциферов (1889–1958) тепло вспоминал свои студенческие поездки в 1910–1914 гг. в Италию: «Мы ознакомились с музеями и галереями Рима. Побывали в Ватиканском музее. Осматривали дворцы и храмы эпохи барокко и великолепные фонтаны того же стиля. Один из вечеров провели дружной компанией в cafe Greco, где умилял нас портрет Гоголя...»8.

         

«По воспоминаниям очевидцев, дошедшим до нас, Гоголь часами проводил время за своим любимым столиком в центре Кафе, иногда не замечая, как день переходил в вечер. Напротив приглянувшегося писателю уголка висит его миниатюрный портрет, созданный Павлом Сведомским»9.

   

К сожалению, в настоящее время в Кафе Греко можно видеть только копию работы Сведомского. Журналист-эмигрант Николай Кремнев (псевд. Леонида Николаевича Кутукова) еще в 1951 г. опубликовал в аргентинской газете «Наша страна» интервью с хозяином кафе Федерико Губинелли10, который рассказывал об этом так:

  • ...Многие ваши соотечественники, уже на моей памяти, еще задолго до Первой мировой войны проживавшие в Риме, были завсегдатаями у нас здесь. <...> Вот здесь, за этим столиком, как об этом знали все ваши соотечественники, имел обыкновение сидеть Гоголь – видите, тут над диваном висит медальон работы Павла Сведомского, изображающий знаменитого вашего писателя. Представьте себе, синьор, как‑то утром, было это вскоре после той войны и революции, которая у вас в России тогда приключилась, заметил я, что медальон исчез, – наверное, это было делом рук какого-нибудь уж слишком рьяного поклонника вашего великого Гоголя. К счастью, вскоре после того, как медальон этот был тут прикреплен, меня как-то осенила мысль сделать с него набросок – ведь я сам художник и миниатюрист, и мне очень легко удалось восстановить пропажу <...> этот медальон уже не подлинник, к сожалению11.

 

à propos de…

В киноверсиях купринской «Олеси» выделяются советская экранизация «Олеся» (1971; режиссер Борис Ивченко; в главной роли Людмила Чурсина) и французская кинокартина, снятая по мотивам повести Куприна, – «Колдунья» (1956; режиссер Андре Мишель; в главной роли Марина Влади). Главные героини в обоих фильмах – роскошные блондинки, хотя в произведении А. Куприна Олеся – темноволосая красавица («Моя незнакомка, высокая брюнетка лет около двадцати – двадцати пяти, держалась легко и стройно»).

   

А вот книжные иллюстрации – Петра Пинкисевича (1925–2004), Геннадия Новожилова (1936–2007) и других художников-графиков – следуют образу героини повести Александра Куприна.

   

Одним из ценителей «Колдуньи» с Мариной Влади был известный советский и русский художник Константин Васильев (1942–1976), автор исторических картин на славянские, скандинавские и древнерусские мифологические темы, житель поселка Васильево Зеленодольского района Республики Татарстан. «Когда по экранам прошел французский фильм “Колдунья”, Васильев ходил на него пятнадцать раз! Ему очень нравилась романтичность сюжета, красота нетронутой природы, очарован он был и красотой юной героини, которую играла Марина Влади»12.

В мемориальном Доме-музее Константина Васильева в поселке Васильево экспонируется кустарная открытка 1950–1960‑х гг. с фотопортретом французской актрисы русского происхождения Марины Влади (урожденной Поляковой), раскрашенная по моде тех лет анилиновыми красками. Автор этих строк подарила музею в прошлом году еще одну, черно-белую открытку с портретом актрисы, изданную в 1961 г. в Ростове‑на‑Дону и принятую в музейный фонд, – к 80‑летию со дня рождения Константина Алексеевича Васильева (3 сентября 2022 г.) захотелось почтить память этого замечательного художника-интеллектуала не только добрым словом...

     

 

Автор выражает благодарность Алле Михайловне Овсянниковой из Ижевска за подаренную книгу Надежды Николаевны Изместьевой «Александр Александрович и Павел Александрович Сведомские» и за продвижение возникшей при дружеском общении темы «Павел Сведомский и Александр Куприн».

______________________

1 Волкова П. Д. Мост через бездну: комментарий к античности. М., 2015. С. 216.

2 Наиболее известным представителем русской академической школы живописи является Г. И. Семирадский (1843–1902). В Государственной Третьяковской галерее (ГТГ) на Крымском Валу с 22 апреля по 3 июля 2022 г. проходила выставка «Генрих Семирадский. По примеру богов», на которой были представлены также картины русских и зарубежных художников его круга – Степана Бакаловича (1857–1947), Федора Бронникова (1827–1902), Пия Велионского (1849–1931), Вильгельма (Василия) Котарбинского (1848–1921), Лоуренса Альмы-Тадемы (1836–1912) и Александра и Павла Сведомских (см. об этом: Карпова Т. Л. Генрих Семирадский над прозой жизни : [интервью зам. ген. директора ГТГ по науч. работе] / беседовала Е. В. Бехтиева // Русское искусство. 2022. № 2. С. 62–73 : ил.).

    

3 Павел Михайлович Третьяков (1832–1898) – коллекционер русского изобразительного искусства, основатель (в 1881 г.) Третьяковской галереи, переданной им в дар городу Москве в 1892 г.

4 Административная принадлежность – Очаковский район Николаевской области Украины.

5 Горбунова К. С. Глубокая чаша с масками Медузы-Горгоны // Сообщения Государственного ордена Ленина Эрмитажа. Вып. XXXV. Л. : Аврора, 1972. С. 44–45 : ил.

6 Куприн А. И. Избранные сочинения. М. : Худож. лит., 1985. С. 84. (Библиотека классики. Русская литература).

7 Золотусский И. П. По следам Гоголя. М. : Дет. лит., 1988. С. 119. (По дорогим местам).

8 Анциферов Н. П. Отчизна моей души: воспоминания о путешествиях в Италию. М. : Старая Басманная, 2016. С. 113 : ил. (Русская Италия).

9 Григорьева Э. Римская муза искусства с ароматом горького кофе. – Текст : электронный // Третьяковская галерея. 2020. № 2. С. 211. – URL: https://www.tg-m.ru/articles/2-2020-67/rimskaya-muza-iskusstva-s-aromatom-gorkogo-kofe (дата обращения: 28.03.2023).

10 Кремнев Н. Гоголь в Риме // Наша страна. 1951. 10 нояб. № 95.

11 Цит. по: Моретти, Марина. Сведомские: взгляд из Италии. – Текст : электронный // Русская Италия : [сайт]. – URL: http://www.italy-russia.com/2014_07/svedomskie-aleksandr-i-pavel/ (дата обращения: 28.03.2023).

12 Доронин А. И. Константин Васильев. М. : Мол. гвардия, 1979. С. 55. (Жизнь замечательных людей; Вып. 759).

 

 

445 посетит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *