«Цветок засохший, безуханный, забытый в книге вижу я...»

 

В старинных книгах между пожелтевшими от времени листами можно обнаружить различные вещи материального мира. Порой среди этих свидетелей ушедших эпох встречаются весьма любопытные экземпляры, способствующие раскрытию не только исторических фактов, но и в какой-то мере личности владельцев и читателей книг.

В нашем отделе эти артефакты хранятся в отдельной коллекции. Правда, ей пока не присвоен официальный статус. Как правило, при извлечении документов специалисты отдела составляли краткое библиографическое описание книги, в которую они были вложены. Коллекция формировалась в течение нескольких лет в процессе составления научного описания документов и работ по их консервации.

Массу вопросов и догадок вызывают у нас найденные печатные или рукописные листы. Самые старые читательские вложения были обнаружены в книгах кирилловского шрифта. Обычно это отдельные страницы из неопознанных старинных книг, рукописные выписки из них, строки с молитвами или атласные разноцветные закладки. Так, в «Псалтири следованной», датированной серединой XIX века обнаружены выписки из «Соборника» и несколько листов из другой печатной «Псалтири».

    

Ценным краеведческим источником является для нас типографский бланк-благодарность дирекции Сарапульского отделения Императорского русского музыкального общества за пожертвования на постройку в Сарапуле Музыкального училища с театральным залом. Благодарность была получена, как свидетельствует документ, А. И. Шварцем и вложена в книгу с отчетом Музыкального общества за 1913—1914 гг., напечатанным в типографии Н. Е. Ончукова¹.

В книгу «Пролетарская революция и ренегат Каутский» В. И. Ленина (М., 1923) были вложены рукописные листы с конспектом лекции по советскому избирательному праву, прочитанной неким товарищем Сибиревым 5 мая 1936 г.

  

В состав формируемой коллекции вошли печатные обращения к читателям, вложенные самими издателями, различные чертежи. Так, у нас хранится письмо, написанное 2 июня 1895 г. председателем Совета Сарапульского благотворительного общества И. А. Ивановским и адресованное вятскому губернатору Ф. Ф. Трепову. В письме — просьба о передаче пяти печатных экземпляров с отчетами Общества² в Министерство внутренних дел. Дошло ли оно в свое время до адресата?

Дошел ли до адресата и был ли дописан обстоятельный семейный отчет о делах на чьем-то хуторе? («Добрый день, Петя! Пишу письмо на хуторе, только что сейчас после ужина получили от тебя письмо писанное 28 июля, папа с Сеней едут домой ночевать, а я остаюсь одна на хуторе, решила написать тебе письмо поскорее, чтобы без всяких задержек ты его получил. Дома у нас все пока обстоит благополучно. Овес завтра думаем жать кончить, рожь выжали и уже всю измолотили, потомучто была очень плохая, самую плохую рожь с лебедой папа выкосил и думали молоть вместе с лебедой»)

    

В пополнение коллекции свою лепту внесли также сотрудники отдела основного фондохранения, передавая нам свои находки более позднего происхождения — в основном различные печатные бланки, ранее использовавшиеся в библиотеке. В их числе — листки требований, книжные и читательские формуляры, пропуска на вынос книг. Эти листочки хорошо демонстрируют нам эволюцию библиотечной техники. Среди «некнижных находок» встречаются также различные записки личного характера, фрагменты писем, кулинарные рецепты, билеты на общественный транспорт, фантики от конфет, марки, листы из отрывных календарей и др.

  

Записка была найдена в пятом томе «Архитектурной энциклопедии» Г. В. Барановского.   Рукописный текст выполнен на бумаге с оттиском бумажной фабрики.

  

  

    

    

Печать давно ушедшего времени несут на себе и оставленные в книгах высохшие растения. Известно, что книги часто использовались для сушки растений и как гербарный пресс. Но порой цветы, стебельки и лепестки хранились между страницами как память о чем-то сокровенном, и сейчас они наводят на философские размышления — так же, как пушкинского героя, лирика и мечтателя, из стихотворения «Цветок»:

Цветок засохший, безуханный,
Забытый в книге вижу я;
И вот уже мечтою странной
Душа наполнилась моя:

Где цвел? когда? какой весною?
И долго ль цвел? И сорван кем,
Чужой, знакомой ли рукою?
И положен сюда зачем?
<...>
И жив ли тот, и та жива ли?
И нынче где их уголок?
Или уже они увяли,
Как сей неведомый цветок?³

Найдено в книге: Гете. Собр. соч., 1978 г.   Найдено в книге «Флора Средней России», с. 341 (из коллекции Югрина).

Найдено в книге Д. Менделеева «К познанию России».     

________________
¹ Отчет Сарапульского отделения Императорского русского музыкального общества и учрежденных при нем музыкальных классов за 1913—1914 год. Сарапул, 1914. — 136 с.
² Отчет о деятельности Сарапульского благотворительного общества за время с 1 января 1894 года по 1 января 1895 года. Сарапул, 1895. — 98 с.
³ Пушкин А. С. Цветок // Пушкин А. С. Полн. собр. соч. : в 6 т. М. ; Л. : Academia, 1936. Т. 1. С. 525.

Оставить комментарий

 

Частичное или полное копирование информации разрешено только с размещением активной ссылки на сайт udmkrai.unatlib.org.ru © 2011—2017 Все права защищены. НБ УР - Край удмуртский