Ретроспективные искания Евгения Русанова

 

Перекличка с классикой русского изобразительного искусства, несомненно, была одной из творческих установок талантливейшего ижевского художника-графика Евгения Николаевича Русанова (1945—1989). Это видно по двум его замечательным работам — акварельным картинам — «Ижевск. Иней» и «Портрет З. А. Богомоловой». В них ощущается непрерывность, неиссякаемость и преемственность искусства, живая связующая нить между исходными жизненными впечатлениями художника и произведениями знаменитых русских мастеров — Мстислава Валериановича Добужинского (1875—1957) и Бориса Михайловича Кустодиева (1878—1927). Ижевский зимний вечерний пейзаж и портрет прекрасной дамы — жительницы Ижевска, воспетые Евгением Русановым, сами по себе несут богатейшую информацию о конкретном месте и конкретном лице. Но ценность творческого наследия рано ушедшего из жизни художника еще и в том, что его виртуозная кисть превратила знакомый городской уголок и известную позирующую модель в произведения искусства, исполненные художественного совершенства.

    

Евгений Русанов. Ижевск. Иней (Удмуртия в изобразительном искусстве : живопись, графика, скульптура : альбом репродукций. Ижевск : Удмуртия, 2001. С. 103)

«Ижевск. Иней»

На картине «Ижевск. Иней» (1978. Бумага, акварель. Собственность семьи художника) в окружении типовых кирпичных многоэтажных жилых домов изображена ныне не существующая старая городская усадьба дивной красоты. Просторный деревянный дом с застекленными верандами-галереями, расположенными по всему периметру частной постройки, выигрышно смотрелся с любой точки обзора. Статичные фигуры зрителей-прохожих, рассматривающих неповторимый дом, существенно дополняют достоверный городской пейзаж.

Помнится, что всё так и было. Дом стоял в одном из дворов между улицами Карла Маркса и Родниковой с одной стороны и улицей Шумайлова и Северным переулком с другой — вблизи Республиканской станции юных техников и средней школы № 5. Когда приходилось идти в «Гастроном» или магазин «Удмуртия» (ныне также не существующий), а потом обратно домой, на улицу Родниковую, невозможно было пройти мимо настоящего шедевра деревянного зодчества, не восхитившись его видом. Хотелось остановиться и долго смотреть, но удавалось, как правило, только замедлить шаг, чтобы хоть на ходу, краешком глаза ухватить бесконечно радующую красоту.

Но однажды дом исчез. Помню, как мой отец, возвратившись из магазина, с грустью сказал, что красивый дом раскатали по бревнышку и увезли неизвестно куда; прохожие — жители близлежащих девятиэтажек — говорили, что его выкупил какой-то архитектор для своего загородного участка. Воспоминания об этом старом доме, единственном в своем роде, до сих пор согревают душу.

Мстислав Добужинский. Домик в Петербурге. 1905. Пастель, гуашь. Государственнная Третьяковская галерея (Мстислав Добужинский / автор текста Алла Гусарова. М. : Белый город, 2001. С. 10–27)

         

В картине Евгения Русанова «Ижевск. Иней» очевидны художественные параллели с произведениями выдающегося петербуржца Мстислава Добужинского, чьи городские пейзажи, написанные в 1905 году: «Садик в городе», «Домик в Петербурге», «Старый домик», — построены на восприятии контраста. Отживающие свой век старинные уютные усадьбы вынужденно соседствуют с нависающими над ними многоквартирными доходными домами с бесконечными рядами окон и глухими высокими стенами.

«Портрет З. А. Богомоловой»

     Евгений Русанов. Портрет З. А. Богомоловой (Богомолова З. Голоса эпохи : статьи, воспоминания, эссе, очерки, письма. – Ижевск : Удмуртия, 2003. – Фронтиспис)

Классический тип красоты русской женщины запечатлен Евгением Русановым в «Портрете З. А. Богомоловой» (1989. Бумага, акварель, 66 х 53), в котором угадывается возможный ориентир на известное полотно Бориса Кустодиева «Купчиха» (1915). Обе красавицы — величавые, дородные, спокойные — «лебёдушки», «павы».

     Борис Кустодиев. Купчиха. 1915. Холст, масло. Государственный русский музей (Докучаева В. Н. Борис Кустодиев. Жизнь в творчестве. М. : Изобразительное искусство, 1991. С. 35)     Рисунки рук к картине «Купчиха» 1914–1915. Бумага, карандаш. Государственный русский музей (Докучаева В. Н. Борис Кустодиев. Жизнь в творчестве. М. : Изобразительное искусство, 1991. С. 62)

Ижевский литературовед Зоя Алексеевна Богомолова (1923—2012), изображенная художником, отличалась высокой статной фигурой, плавностью движений, одухотворенностью натуры, женским обаянием — в общем, «царственной красотой», как сказал о ней писатель Владимир Солоухин. Ее устные выступления, отмеченные глубоким знанием предмета и изяществом слога, остались в памяти слушателей. Запомнилась Зоя Алексеевна и тем, что неизменно держала в своей «белой рученьке» безупречный носовой платочек. Эта характерная деталь также не осталась без внимания художника.

 

Оставить комментарий

 

Частичное или полное копирование информации разрешено только с размещением активной ссылки на сайт udmkrai.unatlib.org.ru © 2011—2016 Все права защищены. НБ УР - Край удмуртский