«Удмуртский край в годы Первой мировой войны»

 

«Знаменательные юбилеи часто становятся поводом к возвращению, новому прочтению и порой переоценке прежних взглядов на ключевые даты в истории человечества. Одним из таких событий стала Первая мировая война (1914—1918 гг.)». В предисловии к коллективной монографии «Удмуртский край в годы Первой мировой войны» отмечается, что «главная задача настоящего труда состоит в активизации изучения военной истории Удмуртии, обращению к народной памяти о Великой войне, возвращению имен наших предков, честно выполнявших свой долг на полях сражений, в производственных цехах и на хлебных нивах».

В составе авторского коллектива издания — научные сотрудники Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН, сотрудники Центрального государственного архива УР, преподаватели Удмуртского госуниверситета, Ижевского государственного технического университета им. М. Т. Калашникова, Глазовского государственного пединститута им. В. Г. Короленко, сотрудники Музея истории и культуры Среднего Прикамья.

Монография состоит из трех глав, достаточно полно освещающих различные стороны жизни Удмуртии в период Первой мировой войны.

В главе «Промышленность, транспорт, почта» рассказывается о производственной повседневности края в военное время: выпуске оружия и проведении модернизационных мероприятий на Ижевских, Воткинском, Омутнинском, Пудемском и других заводах; функционировании транспортной сети и почтовой связи; о вкладе кожевенно-обувной промышленности в обеспечение русской армии («Только в конце 1916 г. для нужд фронта регионом было поставлено свыше 1 млн. пар обуви»); об использовании крестьянского труда в заготовке леса для Воткинского и Ижевских заводов, доставке руды, известняка, железного лома, стружки, кирпича к Омутнинскому, Песковскому, Кирсинскому заводам, в строительстве железной дороги Агрыз—Ижевск и Ижевск—Воткинск.

Интерес для читателя представляют очерки быта местного населения: «Война внесла неоднозначные изменения в материальный достаток ижевцев. С одной стороны, стала ежегодно увеличиваться зарплата оружейников. В обиход вошло такое понятие, как высшие нормы выплат... С другой стороны, тяготы военного времени обусловили непрерывный рост цен. Например, стоимость обуви, одежды и жилья в Ижевске выросла в среднем на 365%, а временные надбавки к расценкам — лишь на 15%, и выплачивать их начали только с 1 мая 1916 г. Тем не менее, по свидетельствам очевидцев, при выполнении государственных заказов в японскую и германскую войны жизнь в заводе находилась на подъеме; за питерцами, работавшими в то время на местных предприятиях и подыскивавшими в Ижевске квартиры, бегали мальчишки и кричали вслед: “Голодранцы приехали!”» (с. 17).

Социально-экономическое и политическое развитие Удмуртии в 1914—1917 гг., организация помощи армии земскими органами, благотворительными обществами, православным духовенством рассмотрены во второй главе — «Органы местного самоуправления, общественные организации и церковь». Война внесла серьезные изменения в экономическую и политическую жизнь заводских поселков на территории Удмуртии. Рабочий день увеличился. В дополнение к 9,5-часовому дню были введены ежедневные сверхурочные работы, обязательные для всех. В связи с ростом числа занятых в военном производстве население Ижевска выросло в четыре раза, Воткинска — почти в два раза.

Третья глава носит название «Мобилизационная работа, военный быт, история плена и беженства». В качестве материалов, на основе которых исследовались, в частности, настроение населения, его отношение к войне, использовались письма с фронта. В Центральном государственном архиве Удмуртской Республики имеется два фонда старших военных цензоров Ижевского завода и города Сарапула, которые тщательно просматривали всю поступающую корреспонденцию и решали ее судьбу: «пропустить по адресу», «изъять», «затушевать выборочно»... Письма классифицировались в отчетах по отражающимся в них настроениям: «бодрое, патриотически возвышенное», «уравновешенное, но содержащее в себе спокойную веру в конечный успех русской армии», «недовольство и подавленность» и т. д.

В статье «История одного “невоенного проекта”» рассказывается о работе австрийских и немецких ученых (этнографов, антропологов, филологов) над созданием крупнейших европейских звуковых архивах, которая не только не прекратилась во время Первой мировой войны, но и определенным образом активизировалась — за счет записи военнопленных из России. Так, например, первые записи военнопленных-удмуртов начались в конце мая 1915 г. В сборе обширного фольклорно-лингвистического материала, расшифровке удмуртских записей и переводе их на немецкий язык участвовал выдающийся венгерский лингвист и этнограф Бернат Мункачи (еще в 1885 г. он посещал земли удмуртов с научной экспедицией). Его участие в столь необычном научном проекте способствовало тому, что было записано 30 информантов-удмуртов, носителей самых разных диалектов и говоров удмуртского языка. Эти записи нашли отражение в работе ученого «Народные обычаи и народная поэзия удмуртов», вышедшей в Хельсинки в 1952 г.

В Приложении к монографии приводятся документы Центрального государственного архива УР и Российского государственного военно-исторического архива (объявления, письма, телеграммы, рапорты, прошения, талоны, постановления и др.).

Удмуртский край в годы Первой мировой войны / УИИЯЛ УрО РАН ; [под общ. ред. А. Е. Загребина и Н. В. Тойкиной]. — Ижевск, 2014. — 255 с. : ил., табл.

Оставить комментарий

 

Частичное или полное копирование информации разрешено только с размещением активной ссылки на сайт udmkrai.unatlib.org.ru © 2011—2017 Все права защищены. НБ УР - Край удмуртский