Цветаевское притяжение

 

Дора Израилевна Черашняя, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы Удмуртского государственного университета, автор фундаментальных исследований об О. Э. Мандельштаме, любезно передала для блога «Край удмуртский» не публиковавшиеся ранее материалы в связи с именами Марины Ивановны Цветаевой (1892—1941) и Ариадны Сергеевны Эфрон (1912—1975).

Главная героиня ее рассказа — Анна Мееровна Д., ныне проживающая в Германии, — в прошлом жительница города Ижевска и постоянная читательница Национальной библиотеки Удмуртской Республики. О симпатичной и обаятельной Анне Д. с большим уважением отзываются заведующая отделом обслуживания Валентина Николаевна Мальцева и заведующая отделом межбиблиотечного абонемента и электронной доставки документов Светлана Тимофеевна Оникова:

— Мы часто вспоминаем Анну Мееровну, хотя с момента ее отъезда прошло уже 10—12 лет. Она была записана на научный абонемент, и ей выдавалась на дом литература из фонда основного книгохранения. В частых беседах с нами она остро переживала за большую науку, особенно за судьбы молодых российских ученых, — многие из них оказались в водовороте масштабной «утечки мозгов» в смутные перестроечные времена.
Анна Мееровна по-женски очень привлекательна — кареглазая брюнетка с белой «мраморной» кожей. Всегда одета безупречно: скромно, но стильно. Взгляд — задумчивый и внимательный. Анна Мееровна Д. осталась в нашей памяти как интересный собеседник и мягкий, добрый человек.

Предлагаем вниманию читателей отрывок из будущей книги воспоминаний Д. И. Черашней — о факте знакомства Анны Д. с Ариадной Эфрон и ксерокопии писем А. С. Эфрон к А.М.Д. (Также мы сочли необходимым представить те книги, речь о которых идет в публикации. Скан-копию титула «Избранных произведений» М. И. Цветаевой [М. ; Л. : Сов. писатель, 1965] прислали нам из Самарской областной научной библиотеки, т. к. в НБ УР эта книга, пользовавшаяся повышенным спросом, списана по ветхости. Двухтомник комедий Тирсо де Молины [М. : Искусство, 1969], в первый том которого включена пьеса «Стыдливый во дворце» в переводе А. Эфрон, — из фонда НБ УР.)

Публикуемые материалы, несомненно, являются частью истории книжной и читательской культуры России и Удмуртии.

* * *
Зимой 1972 года («в феврале или марте»), будучи в Москве, в командировке, Анна Д., научный сотрудник одного из ижевских НИИ, по крохам собиравшая тогда, как многие из нас, упоминания, строчки и первые за долгие десятилетия разрозненные публикации поэтов Серебряного века, пришла на «горбушку», где только и возможно было приобрести вышедший в 1965 году том Марины Цветаевой (Большая серия «Библиотеки поэта»).

Для букинистов продажа новых книг могла обернуться судимостью «за спекуляцию» — и многие безуспешные поиски привели Анну в уныние. Она стояла в стороне от толчеи, не в силах уйти без книги. И вдруг подходит к ней человек: «Вы ищете сборник Цветаевой»? — «Да». — «Пойдемте». Дорога оказалась длинной: метро до Кузьминок, затем автобусом до какого-то микрорайона, где человек оставляет ее во дворе высотных домов и исчезает. Через какое-то время возвращается с книгой.

В нетерпении — скорее начать читать — Анна останавливает первое попавшееся такси и, плюхнувшись на свободное место рядом с водителем, открывает том... Через несколько минут слышит голос сзади:
— Простите, это у вас сборник Цветаевой?
— Да, — бросила она, не оборачиваясь.
— Простите, сколько вы за него уплатили?
Так же, не оглядываясь, она называет цену...

Ненадолго прервемся. Когда в 1990-е годы, уезжая из Ижевска в Германию на ПМЖ, Анна рассказала мне эту историю, я не спрашивала о цене и узнала (в ответ на мой вопрос) только из ее письма от 12 августа 2011 года: «...помню как сейчас, что стоила книга 70 рублей». По тем временам — зарплата младшего инженера!

Итак, голос сзади. По-прежнему не оглянувшись, Анна назвала цену — и вдруг слышит:
— Да, материнские дела пошли вверх...

Обернулась — а там Ариадна Эфрон!.. Познакомились. Ариадна Сергеевна пригласила ее к себе, пили чай. «Впоследствии несколько раз была дома, очень краткие визиты, тоже во время командировок. К сожалению, даты не записала, не думала, что это может понадобиться. Честно говоря, мне это и сейчас не надо» (из письма ко мне от 7 августа 2011-го).

По моей просьбе Анна прислала сканы двух открыток Ариадны Эфрон (обе — 1973 года): одна — короткая, ответное новогоднее поздравление от 12 января; другая — более подробная. Вот ее текст:

20 декабря 1973
С наступающим Новым годом, милая Аня, всего в нем самого доброго, радостного и светлого Вам и Вашим близким!
Что ответить на Ваши вопросы, кроме того, что люди, стремясь к хорошему, по-видимому стараются забыть о плохом, участниками или жертвами которого они, волей-неволей, были? Что уроки прошлого становятся уроками лишь в том случае, если их твердят наизусть, но не в том, когда они вообще исключены из учебной программы? Что проблемы отцов и детей, дедов и внуков и вообще поколений восходящих и нисходящих остаются проблемами во все времена? И что вообще — «тайна сия велика есть»!
Недавно попала (чудом!) на выставку сокровищ Тутанхамона (в «дедушкином» музее!) — там — другие тайны: великая тайна преемственности, родства, близости человека — человеку, через и сквозь тысячелетия... Целую Вас, будьте здоровы, благополучны — и просто счастливы! Ваша АЭ

otkr_1     otkr_2

Считая эту случайную и в то же время знаменательную встречу фактом лишь своей биографии и не желая сниматься «на фоне Пушкина», Анна просила меня не называть ее фамилии («...и я предпочитаю настаивать, что это факт лишь моей личной биографии, на моем месте могли быть тысячи...»). Да, я понимаю — Случай. Случайно химик Аня из далекого Ижевска в случайном месте огромной Москвы остановила случайное такси — и случайно оказалась в нем рядом с дочерью Марины Цветаевой, томик которой, тоже по случаю, приобрела у случайного человека... Но не случайно долгие годы собирала она по крохам строчки и публикации любимого поэта, не случайно главной целью ее поездки было — найти том Цветаевой... Не случайно, оставив в Ижевске огромную библиотеку, она увезла в Ганновер самое дорогое для нее — эту «малочисленную переписку», и двухтомник Тирсо де Молины, надписанный ей Ариадной Сергеевной, и несколько подаренных ею личных вещей, и — переданные Адой Александровной Шкодиной подлинники переводов Ариадны Эфрон — после ее ухода из жизни...

Оставить комментарий

 

Частичное или полное копирование информации разрешено только с размещением активной ссылки на сайт udmkrai.unatlib.org.ru © 2011—2017 Все права защищены. НБ УР - Край удмуртский