«Капитанская дочка»: ижевские штрихи к биографиям пушкинских героев

 

Ижевский культуролог и краевед Игорь Иванович Кобзев, воссоздавая в своих интереснейших работах историко-культурный «портрет» Ижевска в связи с именами виднейших деятелей русской культуры, обозначил его удивительной метафорой-псевдонимом — «деревенский Петербург».

Кропотливый исследователь и отличный популяризатор, Игорь Кобзев знакомит читателя с многогранными творческими биографиями замечательных людей, как хорошо известных в истории, литературе и искусстве России, так и малоизвестных, и даже незаслуженно забытых, но фактологически связанных с Удмуртией.

В своей неизданной до сих пор книге «Деревенский Петербург (Ижевск — град Петров: о сходстве несходного)» и некоторых статьях, в которые включены главы из этой рукописи, Игорь Кобзев уделил немало захватывающих страниц Александру Сергеевичу Пушкину, в том числе и его хрестоматийной повести «Капитанская дочка»¹.

Прототипами главной героини Маши Мироновой послужили две девушки. Одна из них — близкая знакомая Пушкина, дочь тверского дворянина и старицкого помещика Мария Васильевна Борисова (1809—1850). Она, по  словам поэта, есть «цветок в пустыне, соловей в дичи лесной... и я намерен на днях в нее влюбиться»². Другая — далекая свойственница Пушкина Глафира Ивановна Алымова (1758—1826), дочь ижевского офицера Ивана Акинфиевича Алымова, казненного пугачевцами. От первой для дочери капитана Миронова было взято имя, а от второй — принадлежность к поколению девушек второй половины XVIII века. По замечанию автора «Деревенского Петербурга», «Глаша Алымова и “капитанская дочка” Маша Миронова были ровесницами, а их имена созвучны».

И. И. Кобзев подробно рассказал о Глафире Алымовой и проследил связи Алымовых по линии родословной А. С. Пушкина. Алымовы и Пушкины находились в обоюдном родстве с дворянами Ржевскими, Вульфами, Чернышевыми, Свистуновыми, Голицыными, Гончаровыми.

obl«Пушкина глубоко занимал вопрос о связях с историей России дворянских родов, в том числе его родственников, даже дальних. А внуки Г. И. Алымовой — современники Пушкина — приходились ему братьями в шестом колене. <...> Нельзя не согласиться с пушкинистом Н. К. Телетовой, что исследование малоизученных женских линий в родословии Пушкина позволяет установить источники некоторых сюжетов в его творчестве. Это утверждение можно отнести и к дворянской династии Алымовых, о родстве с которыми Пушкин знал», — пишет И. И. Кобзев.

«Как ни странно, из прототипов героев “Капитанской дочки” больше всего известны не прототипы главной героини, а двух антиподов — Гринева и Швабрина. Самые любопытные из них — Федор Минеев, “разночинец, вышедший в дворяне”, имеющий отношение к Ижевску, и Михаил Шванвич (Шваневиц) — петербургский дворянин-немец “из хорошей фамилии”, сын крестника императрицы Елизаветы Петровны. Оба попали в плен к Пугачеву, но вели себя там по-разному. На отрицательного героя Швабрина больше похож прапорщик Минеев», — продолжает повествование Игорь Кобзев.

О предательской роли Минеева Пушкин написал в документальном расследовании «История Пугачева»: «Изменник Минеев, главный виновник бедствия Казани, попался в плен и по приговору военного суда загнан был сквозь строй до смерти».

«Подпоручика Минеева подвергли тяжелой экзекуции 10 января 1775 года в Москве на Болотной площади. Тогда же на Болотной площади казнили Пугачева. На Болотной площади в тот день присутствовали и литературные герои Пушкина», — пишет Игорь Кобзев.

В заключительной части повести «Капитанская дочка», уведомляющей читателя о прекращении записок Петра Андреевича Гринева (его прототипом послужил офицер гвардии Шванвич — “из хороших дворян”) читаем: «Из семейственных преданий известно, что он был освобожден от заключения в конце 1774 года, по именному повелению; что он присутствовал при казни Пугачева, который узнал его в толпе и кивнул ему головою, которая через минуту, мертвая и окровавленная, показана была народу...».

_______________________

¹ Разыскания исследователя опубликованы в статьях: Кобзев И. И. «Капитанская дочка» // Известия Удмуртской Республики. 2001. 28 сент. С. 4; Кобзев И. И. Пастернак и Пушкин: ижевские параллели : (из неопубликованной книги «Деревенский Петербург») // Иднакар: методы историко-культурной реконструкции : научный журнал. 2010. № 1 (8). С. 4—38.

² Черейский Л. А. Пушкин и его окружение. 2-е изд, доп. и перераб. Л., 1989. С. 45.

Оставить комментарий

 

Частичное или полное копирование информации разрешено только с размещением активной ссылки на сайт udmkrai.unatlib.org.ru © 2011—2016 Все права защищены. НБ УР - Край удмуртский